Кавказское сотрудничество

 
06.09.2016

Грузия и НАТО после Варшавского саммита

Доклад представлен в рамках семинара «Варшавский саммит и динамика западной ориентации Грузии» (27 августа 2016 года, Тбилиси).

После проведенного 8-9 июля Варшавского саммита НАТО, по словам бывшего министра обороны Тины Хидашели, наша делегация «вернулась с более защищенной Грузией».

Всего несколько страниц коммюнике из 139 пунктов достаточно для того, чтоб мы догадались – главным вызовом для НАТО является исходящие от России угрозы. Вторая главная угроза по мнению   альянса - терроризм.

НАТО призывает Россию прекратить аннексию Крыма, изменение границ страны с использованием силовых методов, дестабилизацию Украины, провокационные военные действия около границ НАТО, в том числе и в регионах Балтийского, Черного и Средиземного морей.

В коммюнике отмечено, что альянс признает территориальную целостность Грузии и призывает Россию отказаться от признания Абхазии и т.н. Южной Осетии, как независимых государств, а также установку пограничных знаков на территории Грузии.

Хотя, как заявил советник по внешним делам бывшего министра обороны Шота Гвинерия, несмотря на признание вышеуказанных проблем НАТО и поддержку Грузии, урегулирование конфликтов не входит в общую компетенцию альянса и исходя из этого, единственное, что в связи с этим может сделать НАТО, это поддержать нашу территориальную целостность и постоянно в диалоге с Россией напоминать, что оккупация, осуществленная на нашей территории неприемлема и призывать ее к деоккупации и отводу войск.

Для упрочения безопасности и обороноспособности Грузии в НАТО решили осуществить инвестиции для развития морской безопасности, обороны, сил специального назначения, авиации и грузинской армии. В целом готовится 13 проектов, в которых будут участвовать 24 из 28 стран-членов НАТО. НАТО взял на себя ответственность, привлечь все нужные ресурсы для осуществления этих проектов.

Альянс также решил, что в осуществленных им действиях в усилении безопасности черноморского региона Грузия также принимала участие. Однако, те конкретные действия, которыми альянс должен обеспечить безопасность черноморского региона, пока не согласованы. «Хотя для нас важно, что мы будем частью того, о чем они договорятся», - заявил Гвинерия.

Когда Грузия должна ожидать членства НАТО? Ответ на этот вопрос естественно, никто и ни что не дает. После Варшавского саммита в Грузии были сделаны заявления, что это зависит от международного контекста, политической ситуации и положения безопасности. «Это не должно быть нашим фокусом. Для нас важен сам процесс принятия, так как именно в этом процессе Грузия получает больше пользы и становится сильнее», - заявляет Гвинерия.

И наконец, в коммюнике отмечено, что НАТО приветствует прогресс, достигнутый Грузией и отношение Грузии к альянсу включает все прагматичные инструменты для того, чтоб страна стала членом НАТО.

Факт, что в итоге Варшавского саммита, не было зафиксировано даже малейшего продвижения с точки зрения вступления Грузии в альянс. Также факт и то, что этот последний саммит НАТО был самым лишенным ожиданий саммитом после 2006 года, так как на всех саммитах Грузия более активно ожидала конкретных итогов, а на сей раз, реально Грузия ничего не ожидала, кроме позитивных посланий.

8 августа будучи на братском кладбище, председатель парламента Давид Усупашвили заявил: «Мы не сможем вернуть оккупированные территории при помощи НАТО и наших друзей, но не сможем защитить остальную Грузию без НАТО и наших союзников» - данное заявление может быть оценено с разных точек зрения.

Что касается позиции России по отношению к Варшавскому саммиту, Россия считает, что НАТО действует против сохранения стабильности и включения в данный процесс международных игроков. Россия предупреждает НАТО, что активность альянса в черноморском регионе может иметь негативные последствия и что в ответ на усиление военных сил альянса в черноморском регионе, Россия усилит свою военно-морскую группировку в регионе для того, чтоб сохранить баланс.

На фоне всего этого, когда Грузия остается объектом противостояния супер-держав в регионе, президент и председатель парламента периодически повторяют глупый тезис – «Больше НАТО в Грузии и больше Грузии в НАТО».

После саммита в Бухаресте в 2008 году, включая варшавский саммит 2016 года, не изменилась негативная позиция Германии, Италии и Франции по отношению к вступлению Грузии в НАТО. Еще в 2013 году тогдашний посол Германии в Грузии Ортвин Хениг заявил: «Вы не станете членами НАТО до тех пор, пока не будет гарантии того, что Грузия не использует членство в НАТО как предлог для противостояния с Россией». Также он отметил: «Мы ваши друзья, но в то же время, партнеры России. После второй мировой войны нормальные отношения с Россией и статус-кво важны не только для Германии, но и для всей западной Европы».

Сложно не согласиться с лидером «Демократического движения – единая Грузия» Нино Бурджанадзе, которая не раз заявляла, что нас никто в НАТО не примет и это исключено, принимая во внимание устав НАТО, внутренние переговоры и существующую реальность.

Кроме того, возможно, чтобы вопрос стоял таким образом: либо НАТО, либо территории. Поэтому важно то, реализуется ли озвученная данной политической силой законодательная инициатива   о внеблоковом статусе.

В виде заключения нужно отметить, что с саммита в Бухаресте в 2008 году до Варшавского саммита 2016 года с точки зрения вступления Грузии в альянс ничего реально не изменилось. Страны НАТО по прежнему поддерживают стремление Грузии к НАТО, а не вступление Грузии в альянс. То есть, для нас двери НАТО на словах открыты, а на деле закрыты.

На данном фоне, насколько реалистичен, или наоборот нереалистичен основной приоритет внешней политики Грузии, что страна должна стать членом северно-атлантического военного альянса, не сложно оценить логически и реалистично мыслящим людям.


Источник:  Кавказское сотрудничество
Автор:  Васо Капанадзе

На предыдущую страницу

Все новости проекта