Кавказское сотрудничество

 
29.08.2016

Семинар в Тбилиси: «Варшавский саммит и динамика западной ориентации Грузии»

27 августа 2016 года Центр глобальных исследований провел в Тбилиси семинар, посвященный Варшавскому саммиту и динамике западной ориентации Грузии. В семинаре участвовали эксперты Иосиф Арчвадзе, Мамука Арешидзе, Вахтанг Маисая, Петре Мамрадзе, Васо Капанадзе, Заал Анджапаридзе, Симон Киладзе, Нана Девдариани.

Председатель правления Института стратегии управления Петре Мамрадзе в докладе «О западной ориентации Грузии» представил обозрение истории вопроса с августовской войны 2008 года по сей день. «Осенью 2008 года НАТО приняло решение никогда не принимать Грузию в свои ряды и не предоставлять МАР. «Никогда» значит – до тех пор, пока российские базы стоят в Грузии, не восстановлена территориальная целостность и пока Россия, категорично, словом и дел м противится членству Грузии в НАТО. Руководители НАТО и государств-членов НАТО дали знать об этом решении России. Все кто более или менее осознают, что представляет НАТО, понимают, что НАТО нечего было решать в отношении Грузии и это «решение» представляло лишь простую констатацию новой геополитической реальности. В штаб-квартире НАТО никому и в голову не придет предоставить членство стране, на территории которой расположены военные базы того единственного государства, которое за 30 минут может уничтожить не только США, но и саму жизнь на земле.

По оценке Васо Капанадзе, «факт, что по результатам Варшавского саммита не зафиксировано ни малейшего продвижения к членству в НАТО. Факт и то, что данный саммит, после 2006 года, был самым лишенным ожиданий, т.к. от каждого саммита Грузия все более активно ожидала конкретных результатов а в этот раз реально Грузия не ждала ничего кроме позитивных посланий.

Для улучшения обороноспособности Грузии НАТО решил вложить инвестиции в развитие грузинской армии, авиации, береговой безопасности и подразделений спецназначения. Всего предполагается задействовать 13 проектов, в которых примут участие 24 государства НАТО из 28. Альянс взял обязательство привлечь необходимые ресурсы для осуществления этих проектов.

Альянс также решил, что Грузия будет участвовать в упрочении безопасности черноморского региона, однако конкретные мероприятия пока не согласованы».

Эксперт по вопросам безопасности Вахтанг Маисая отметил, что впервые параллельно с саммитом проходил международный форум экспертов, где обсуждали те конкретные темы, которые были включены в повестку дня саммита. Такой неформальный диалог с экспертным сообществом привел к более продуктивным результатам, они в последствии были зафиксированный в документах, принятых на саммите. Было принято до десяти документов, включая заключительное Коммюнике, которое впервые в истории проведенных саммитов было очень «толстым» и более конкретным, нежели ранее принятие документы (примерно 139 пунктов). Такая модель, апробированная в Варшаве, найдет применение и в будущем в контексте приятия более эффективных решений по вопросам безопасности в евро-атлантическом пространстве;

Впервые за последние десятилетия, наконец, Евросоюз и НАТО пришли к консенсусу и приняли общую декларацию, где выразили общую позицию в отношении общих проблем в рамках Трансатлантической безопасности и согласовали планы дальнейшего стратегического сотрудничества между организациями. И самое главное, представители обеих организаций проявили общий подход к угрозам, исходящих с Востока и Юга (т.е. от России и ДАИШ). К тому же были выявлены т.н. «тренд-центричные» угрозы: кибербезопасность, нелегальная миграция, гибридная война, энергетическая безопасность (хотя этот пункт не был озвучен в рамках декларации). Также была затронута тема противоракетной обороны.

В рамках саммита параллельно прошли две важные встречи – Комиссия Грузия-НАТО (на уровне министров иностранных дел) и Комиссия Украина-НАТО (на уровне глав государств). Этим жестом высшее руководство НАТО особо выделила стратегическую линию по отношению к Украине и к Грузии, и главное, определило в общую т.н. «интеграционную корзину» вместе с Боснией и Герцеговиной, Македонией как будущих кандидатов в члены Альянса в контексте седьмого раунда политики расширения НАТО (если такая тема будет актуальной к следующему саммиту, которая пройдет в будущем году в Брюсселе, где планируется открытие новой штаб-квартиры Альянса).

Альянс выделил на данном этапе три особых региона в геостратегическом плане для более активного действия в контексте стратегической обороны и сдерживания (defenseanddeterence), которые стали краеугольными вопросами на данном саммите: Балтийское море, Черное море и Эгейское море. В общем, НАТО вернулось к стратегии коллективной безопасности и на данный момент преуменьшило свое желание быть институтом коллективной безопасности – это проявилось в первую очередь в контексте принятия решения о размещении четырех моторизированных бригад на территориях Польши и стран Балтии под эгидой США, Великобритании и Канады.

Вкратце так можно охарактеризовать общие итоги данного саммита и которые будут главными постулатами доследующего саммита в Брюсселе. Были и некоторые острые вопросы, по которым не были решения на саммите из-за несогласия некоторых членов Альянса. Ну об этом я буду писать позже. Утром у меня должен быть доклад на международной конференции по вопросам Восточной Европы в Варшаве, тема которой не очень далека от данной дискуссии- Грузия-НАТО: подходы для эффективного улучшения стратегического партнерства в контексте энергобезопасности.

Специальное заявление по итогам Комиссии было опубликовано очень оперативно, в течении часа после завершения ее заседания. В этом документе названная "Joint Statement of the NATO-Georgia Commission at the level of Foreign Ministers" следует выделить 3, 4 и 10 пункты, где озвучены те позитивные моменты, которые Грузия получила по итогам саммита. В частности в 3 пункте описаны стратегические направления стратегического партнерства между Грузией и НАТО, в том числе военно-технического свойства - защита коммуникационных систем (в том числе на уровне кибербезопасности), противовоздушная оборона и воздушная разведка - тактический и оперативно-тактический уровень. В пункте 4 подчеркивается, что Грузия, как государство аспирант на членство, успешно развивается в сторону к полной интеграции в евро-Атлантические структуры, и это выражается уже в полной совместимости военно-технического и военно-оперативного уровней с коалиционным силами НАТО и в проведении успешной военной реформы в стране. Впервые успехи Грузии были оценены лидерами стран НАТО на таком высоком уровне. В пункте 7 было выражено полное согласие с решением Бухарестского саммита НАТО 2008 года, с тем, что Грузия обязательно станет членом Североатлантического Альянса, и было подчеркнуто неотъемлемое решение по данному вопросу.

Но здесь же была внесена ясность, что это произойдет в обязательном контексте присвоения Грузии статуса MAP (Membership Action Plan). В пункте 10 сказано, что в Грузии пройдет заседание Североатлантического Совета (скорее всего 7-8 сентября 2016 года), что является важным явлением для Грузии в контексте политической поддержки и подчеркивает важность отношений между НАТО и Грузией для лидеров стран Альянса. Также было решено провести в ноябре этого года крупномасштабные военные учения Грузия-НАТО на территории страны. К тому же до начала саммита, уже 2 июля во время визита в Грузию Джона Керри был подписан стратегически важный документ - Меморандум о стратегическом сотрудничестве между США и Грузией в сфере оборонной логистики, и в частности о выделении Грузии около 1 млрд долларов для развития потенциала вооруженных сил Грузии в ближайшее время.

Вот такой пакет конкретных инициатив в области оборонной и военной политики у Грузии получился в итоге Варшавского саммита. Кстати, Грузия переходит на новый принцип военной доктрины – т.н. «круговой» обороны и оставляет за собой право вести только оборонительные воины на региональном уровне. Как раз смещение акцентов в сфере перевооружения вооруженных сил страны указывает на такое развитие оборонной политики нынешних властей Грузии и на доктринальном уровне. Грузия уже качественно перешла на строительство иной модели вооруженных сил, которые более готовы принимать участие в миротворческих операциях за рубежом и в составе коалиционных будут вовлечены для реагирования на кризисные ситуации в мире, на примере интервенции сил под эгидой ЕС в Мали.

К сожалению были и изъяны в отношении Грузии со стороны НАТО. К примеру, Грузия не получила и на этот раз статус MAP, что было бы проявлением более реалистического характера по отношению к Грузии, и консенсус и на этом этапе был нарушен. Более того Грузия потеряла и те хрупкие надежды, которые высказывались некоторыми грузинскими политиками. Например уже на сегодня де-факто бывший министр обороны Тина Хидашели говорила, что можно получить членство в минуя статус MAP. Но нет, господа, сигнал был однозначным, без этого статуса вам вход в НАТО заблокирован.

На семинаре было высказано мнение, что происходит становление нового мирового порядка и нынешняя система европейской безопасности требует пересмотра. К сожалению, грузинские политики, в отличие от представителей НАТО, мало считаются с мнением экспертов  и несмотря на глобальные изменения в мире, их риторика остается прежней. Грузия, по мере возможности, должна участвовать в формировании новой системы безопасности.


Источник:  Центр глобальных исследований

На предыдущую страницу

Все новости проекта