Кавказское сотрудничество

 
Суть и перспективы российско-грузинских отношений на фоне происходящих в мире процессов 30.05.2016

Суть и перспективы российско-грузинских отношений на фоне происходящих в мире процессов

Текст был представлен в виде доклада на конференции «Российско-грузинские отношения в региональном и мировом контексте» в апреле 2016 года.

На сегодняшний день  межгосударственные  отношения  России и  Грузии находятся  в плачевном состоянии и это ни для кого не является секретом.

Исторически  в  Грузии существовал  положительный  образ  России, как братской  христианской  страны, защитницы  Грузии от агрессии со стороны своих мусульманских соседей . С конца  19-го века, с  пробуждением  грузинского  национального  самосознания и развитием национального  движения, в  имидже  России появляются и негативные черты, связанные с представлением о том, что Российская  Империя  нарушила  условия  протектората  над  Грузией и упразднила  Грузинское царство.  После  1991 года негативные черты  в образе  России стремительно  прибавлялись. 

Это  было  связано,  прежде  всего, с абхазским и южноосетинским конфликтами, а также  в связи с тем, что  грузинские  политики  рассматривали  Грузию в составе СССР  как  территорию,  оккупированную  в  результате  советско-грузинской  войны  1921 года. После  же  российско-грузинского военного противостояния  2008 года образ  России в  Грузии стал  более отрицательным.  Теперь официально  Россия  рассматривается  как  агрессор, отторгнувший  от  Грузии её исконные  территории.  Прошло  уже  более  7 лет,  как  дипломатические  отношения  между двумя  странами  прерваны.

Вместе с тем, следует вспомнить заявление российского президента  Владимира Путина о том, что распад  Советского  Союза является  самой большой  катастрофой  20-го века. На другой день после начала  военных  действий в Цхинвальском регионе,  9 августа 2008 года,  тогдашний  российский Премьер, находясь  во Владикавказе, заявил: «Россия веками играла на Кавказе весьма позитивную роль, была гарантом безопасности и  сотрудничества   в этом регионе. Так было в прошлом, так будет и в  будущем.  Пусть никто даже не сомневается».  Следует  также упомянуть  заявление  2009 года олигарха, ныне покойного Бориса Березовского : «Я был свидетелем, как развивались  события и знаю, что это была провокация и агрессия со стороны России, но, к сожалению, грузинские власти поддались  на эту провокацию. Война была инициирована Россией, она постепенно шла к этому, я знаю об этом ещё с того времени, когда был заместителем председателя совета безопасности России и исполнительным секретарём СНГ».

Так или иначе,  фактом является то, что начиная с 90-х годов, в Грузии не вёлся глубинный анализ политики и геополитических интересов России в отношении Кавказа и всего постсоветского региона, а также анализ того,  какую позицию заняли бы в будущем  абхазцы и осетины в случае обострения ситуации в регионе. В итоге, в результате не до конца продуманной политики грузинских властных структур и соответствующей агрессивной  политики России,  Грузия потеряла контроль над  Абхазией и Южной Осетией, а политические отношения двух стран зашли в тупик.

Очевидно, что  многие проблемы в российско-грузинских отношениях начали возникать ещё  с начала 90-ых годов, а новый импульс они получили после «Революции роз». Грузинское руководство ужесточила риторику в адрес России,  начала усиливать свою политику в сторону евроатлантической интеграции , пренебрегая объективными рисками, которые могли последовать из России. Правящая партия называла оппозиционные силы управляемыми из России. Сторонники Саакашвили не учитывали то, что в ответ на агрессивную риторику последует соответствующий контрответ России, будь то установление эмбарго на грузинскую продукцию или же притеснения большого грузинского контингента, живущего в России.  В итоге, к великому сожалению, власть Саакашвили не сумела найти общий язык с российским руководством и оказалась не в силах избежать военного противостояния в августе 2008 года, повлекшего за собой значительные человеческие жертвы, моральный и материальный ущерб, потерю контроля над  собственными территориями.

После победы коалиции «Грузинская мечта» на парламентских выборах 2012 года (благодаря усилиям бывшего Премьера Бидзины Иванишвили), началось определённое потепление в российско-грузинских отношениях.  После неоднократных встреч Зураба Абашидзе и Григория  Карасина, постепенно были восстановлены торгово-экономические и культурные отношения, транспортное сообщение.   Несмотря на сложные политические отношения, изменилась риторика официального Тбилиси  в отношении России, было восстановлено вещание российских телеканалов в стране. «Маниакальная вражда, которая имело место во время правления предыдущих грузинских властей,  осталось в прошлом», - заявил как-то Григорий Карасин.

То есть, российско-грузинские  отношения сильно изменились в тактическом плане, а вот в стратегическом плане пока ещё очень рано говорить о серьёзных изменениях. Грузинское руководство оставило в качестве приоритета внешней политики североатлантический и европейский вектор. Однако, если Саакашвили пытался строить этот вектор через ухудшение отношений с Россией, используя фактор России как некий инструмент внутренней мобилизации, то «Грузинская мечта» строит  тот же самый вектор, но считает, что при этом отношения с Россией должны улучшаться, а не ухудшаться. Стороны  обозначили  т.н. «красные линии» - такие, как  статус  Абхазии и Южной Осетии. Россия на сегодняшний день не предлагает Грузии какие-то привлекательные варианты решения этой важнейшей для маленькой страны проблемы.

Вмешательство России в 2008 году в конфликт вокруг Южной Осетии и Абхазии, завершившееся признанием независимости этих грузинских автономий, было воспринято на Западе как отказ Москвы от политики статус-кво и переход к  экспансии в регионе. С точки зрения же России именно политика НАТО в отношении постсоветского пространства, ставящая целью заполнение вакуума безопасности, образовавшегося после распада СССР, является примером  экспансионизма. В России считают постсоветское пространство зоной своих интересов и собственного влияния и отмечают,  что именно страны Запада первыми нарушили статус-кво, установившийся после окончания в мире биполярности.

Оглашая позицию России о признании независимости Южной Осетии и Абхазии, Дмитрий Медведев назвал это решение трудным и вынужденным. Тем самым, российское руководство показало, что независимость Косово – это прецедент. Украинский конфликт и присоединение Крыма к России заставили вновь вспомнить о Косовских событиях. Сходство этих прецедентов заключается в следующем: внешние силы – государство или группа государств, исходя из своих государственных и геополитических интересов, а также из представлений о безопасности и угрозах национальным интересам, могут заставить более слабую страну отказаться от контроля над частью своей территории и отделить эту территорию от остальной страны, вопреки желанию её правительства.

Принимая решения о независимости Абхазии и Южной Осетии, о присоединении Крыма, следует задуматься о том, что эти решения могут стать прецедентами,  к примеру, для Приднестровья, Нагорного Карабаха, doklad2Казахстана, хорватской части Боснии и Герцеговины, Калининграда (население которого тяготеет к Балтийскому региону), ряда республик Северного Кавказа и других регионов. Следует также помнить, что Китай, признав делимитацию границ  с Россией, не отказался от своих притязаний на территории на Дальнем Востоке, которые Пекин считает своими.  Опасность создания упомянутых прецедентов заключается в том, что создающее их государство делает это исходя из собственных интересов, не думая о том, что и другие могут воспользоваться такими прецедентами.

Можно сказать, что мы являемся свидетелями  глобального противостояния между ценностями и устремлениями Западного мира и ценностями и устремлениями русского мира.  Этот процесс отражает сложные мировоззренческие противоречия, которые имеют место в современном мире. В России существует мнение, что миссия США – это распространение демократии во всём мире, а миссия России – это защита справедливости в глобальном масштабе.

Вроде, демократия и справедливость - определения синонимного характера, но на самом деле это не всегда так. В реальности же имеют место разные толкования, восприятие и понимание как демократии, так и справедливости и это лежит в основе  противостояния интересов Запада и России.

В настоящее время  межгосударственные контакты ограничиваются малоэффективными дискуссиями в женевском формате и важными встречами в формате Абашидзе-Карасина, в рамках которого. увы, не решаются  политические вопросы. Независимость Абхазии и Ю. Осетии признают Россия, Никарагуа, Венесуэла и Науру.  Десятки тысяч лиц грузинской национальности не могут вернуться в родные края. Серьёзной проблемой остаётся ситуация на административных границах с Абхазией и Ю. Осетией – людей часто задерживают за нарушение так называемой границы республики Южная Осетия. Люди искусственно разделены административными границами и нередко из-за так называемой делимитацией границы между Южной Осетией и остальной Грузией земельные участки людей оказываются за линией т.н. государственной границы. Иногда люди не в состоянии посетить даже могилы предков из-за превращения административной границы в т.н. государственную. Грузины, живущие в Гальском районе Абхазии не имеют право получить образование на родном языке. Разве это справедливо?  Для граждан Грузии всё ещё действует хоть и облегчённый, но всё же визовый режим со стороны России.

Тем не менее, Москве и Тбилиси за последние годы постепенно удалось перейти от конфронтации к языку прагматичного общения. Кризис на Украине практически не затронул торгово-экономические отношения России и Грузии. Власти Грузии не поддержали идею присоединиться к санкциям, принятыми ЕС по отношении к России.

Между двумя странами активизировались культурные связи. В Грузии регулярно проводится фестиваль русских кинофильмов, приезжают артисты из России. Из Грузии в Россию всё чаще ездят различные ансамбли, деятели искусства, театра, кино. В конце марта  в столице Северной Осетии Владикавказе с аншлагом прошли гастроли грузинских танцевальных ансамблей «Рустави» и «Бани». Зрители приветствовали их бурными аплодисментами. И это всё несмотря на то, что в Южной Осетии высказывалось определённое недовольство в связи с этими гастролями.

Главной проблемой в грузино-российских отношениях по-прежнему остаётся вопрос Абхазии и Южной Осетии. « Я считаю, что была совершена ошибка, когда Россия признала независимость этих анклавов. Грузия никогда не смирится с отторжением Южной Осетии и Абхазии. А Россия не откажется от признания. За двадцать лет отчуждения мы добились того, что Россия вычеркнута из политической карты грузин, особенно молодёжи», - заявил год назад в интервью агентстве «Лента.ру» замдекана факультета международной журналистики МГИМО, член президиума совета внешней и оборонной политики Юрий Кобаладзе. А известный  в России общественный деятель и публицист  Авигдор Эскин в конце прошлого года высказал мнение, начать процесс возвращения грузинских беженцев в Абхазию и Ю. Осетию и обсуждение вопроса о федерализации Грузии, но эта инициатива в официальных кругах России пока что не рассматривается.

Тем не менее, русских и грузин сближает и объединяет гораздо больше, чем разъединяет.  Наши люди тяготеют друг к другу. Они уважают культуру,  обычаи, традиции  друг друга, имеют и общую историю, вместе боролись против фашизма в Великой Отечественной Войне – не случайно, что именно русский и грузин, Егоров и Кантария первыми подняли знамя победы над Рейхстагом. Россия великая страна с огромной культурой, которая является мировым достоянием и грузины всегда восхищались ею. Россия богата своей духовностью, а наши республики являются единоверными – православными, многоконфессионнальными и многонациональными  странами.

Положение дел в грузино-российских отношениях на сегодняшний день  напоминает песню «Подмосковные вечера». Там есть такие фразы: «Речка движется и не движется... Песня слышится и не слышится...» А ведь нам всем хочется, чтобы речка действительно двигалась, а песня действительно слышалась.  Полагаю,  что несмотря на все трудности, в случае возникновения соответствующей политической воли  с  обеих сторон,  сближению наших народов, нахождению между нашими странами общих интересов и точек соприкосновений, исходя из  интересов наших народов, в будущем не будет альтернативы.


Источник:  Кавказское сотрудничество
Автор:  Васо Капанадзе

На предыдущую страницу

Все новости проекта