Кавказское сотрудничество

 
Лаборатория Лугара в Грузии: риски и возможности 29.06.2016

Лаборатория Лугара в Грузии: риски и возможности

31 октября 2015 года Центр глобальных исследований провел конференцию «Лаборатория Лугара — экспертное видение». В конференции принимали участие Руководитель Национального центра контроля заболеваний Амиран Гамкрелидзе, директор института бактериофага, микробиологии и вирусологии Мзия Кутателадзе, председатель Движения зеленых Грузии Нино Чхобадзе, эксперты Петре Мамрадзе, Валерьян Горгиладзе, Рамаз Сакварелидзе, Ирина Путкарадзе, Тамар Кикнадзе, Вахтанг Маисая, Мамука Чхеидзе, Темур Микеладзе, представители политических партий Дмитрий Лордкипанидзе, Георгий Ахвледиани, сопредседатель Клуба молодых политологов Георгий Мдивани и журналисты.

На конференции были рассмотрены вопросы о характере деятельности лаборатории до и после парламентских выборов 2012 года; политических аспектах сотрудничества с США в сфере биологической безопасности; прозрачности деятельности лаборатории; мотивах американской стороны. Данный доклад суммирует выводы конференции и результаты собственного анализа ситуации вокруг Лаборатории Лугара.

Страсти вокруг Лаборатории Лугара периодически накаляются. Недавно СМИ опубликовали заявление секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева, в котором он указал, что на территории СНГ функционируют лаборатории биологического оружия, управляемые Вашингтоном. «В 20 раз выросло количество лабораторий, которые подведомственны США и которыми они управляют» — заявил Патрушев. Ранее МИД России уже высказывал озабоченность по поводу размещения Пентагоном в непосредственной близости от российской границы медико-биологической лаборатории в пригороде Тбилиси. Как сообщалось в заявлении МИД, под крышей лаборатории «прописалось» медицинское исследовательское подразделение сухопутных войск США. И американские и грузинские власти пытаются скрыть «истинное содержание и направленность деятельности этого подразделения, занимающихся изучением особо опасных инфекционных болезней». «Пентагон старается внедрить такие же закамуфлированные военные медико-биологические объекты и в другие государства на пространстве СНГ» — заявляло тогда МИД РФ.

Учитывая напряженность как в российско-американских, так и в российско-грузинских отношениях, такие заявления могут служить источником опасений. Общественное мнение по поводу лаборатории в самой Грузии расколото: население фактически не информировано о работе этого учреждения, и бытует немало подозрений относительно проводимых в нем опытов. Данный доклад оценивает как эти подозрения, так и политические риски, которые могут быть связаны с грузино-американским сотрудничеством в области биологических исследований.

Создание и деятельность лаборатории

Договор о биологическом разоружении Грузия подписала в 1997 году, при Эдуарде Шеварднадзе. Активная фаза сотрудничества США с Грузией началась после 2001 г., когда США мотивируя свои действия возможным применением террористами бактериологического оружия активизировали работу по установлению контроля над работами и местами хранения штаммов и вирусов в других странах. Грузия, где с советских времен сохранялись и штаммы, и специалисты, умеющие работать с ними, рассматривалась как одна из стран, уязвимой для проникновения террористов. На нее была распространена международная программа США по уменьшению биологической угрозы в мире, разработанная в 1991 году сенатором Ричардом Лугаром. Суть ее состояла в контроле над специалистами, которые потенциально могли быть задействованы в производстве бактериологического оружия. В США были созданы около десятка научных фондов, которые заказывали советским ученым научные разработки и финансировали их исследования в целях предотвращения их сотрудничества с третьими странами и организациями, недружественно настроенными по отношению к США.

В 2002 году между министерствами обороны США и Грузии было подписано соглашение «О сотрудничестве в области технологий и патогенов, связанных с созданием биологического оружия и нераспространения информации в данной сфере». США предоставили финансовую помощь для сосредоточения штаммов, хранившихся на территории Грузии, в одном хранилище (им стала противочумная станция в Тбилиси) и улучшения условий их безопасного хранения. Одновременно был закрыт Табахмельский комбинат, в советское время производивший вакцины; он был сочтен опасным объектом с точки зрения возможного распространения болезнетворных бактерий.

В сентябре 2004 года была достигнута договоренность о создании «Реферальной лаборатории общественного здравоохранения» в поселке Алексеевка близ Тбилиси. Строительство Центральной реферальной лаборатории в Грузии было заявлено как часть реализации программы Лугара. Сотрудничество в рамках программы осуществляется также между США и Азербайджаном, Арменией, Казахстаном, Узбекистаном и Украиной. В Киргизии после протестов населения, экологов и гражданских активистов такое сотрудничество было прекращено. Строительство лаборатории, которая официально предназначена для выявления опасных для человека и животных вирусов, научных исследований и мониторинга эпидемиологической ситуации, завершилось в декабре 2009 года, стоимость проекта составила 100 млн. долларов. В официальной церемонии открытия 18 марта 2011 года принял участие заместитель министра обороны США по программам ядерной, химической и биологической обороны Эндрю Вебер.

«Подобные лаборатории есть в трех-четырех странах мира. То, что США выбрали Грузию, для нас большая честь. У грузинских ученых есть шанс стать номером первым и повысить свой профессиональный уровень», — заявил в ходе открытия премьер-министр Грузии Ника Гилаури. «Строительство этой лаборатории в Грузии было вызвано географическим положением страны и необходимостью», — отметил посол США Джон Бас.

Михаил Саакашвили, находившийся тогда у власти в Грузии, своей публичной активностью вокруг этого проекта стремился продемонстрировать прочность грузино-американских связей и серьезность сотрудничества двух стран в военной сфере. Директором лаборатории была назначена Анна Жвания, которая занимала различные высокие должности в правительстве Грузии, а до февраля 2008 года руководила Службой разведки. Когда 12 августа 2012 года Грузию посетил сенатор Ричард Лугар, Саакашвили в свойственной ему манере преподнес открытие лаборатории как явление «стратегического значения». После осмотра Центра он заявил: «Такого уровня инвестиции в советское время Россия в Грузию не вкладывала». Всячески поощряя обстановку секретности вокруг лаборатории, Саакашвили преподносил этот проект как военную помощь со стороны США и всячески содействовал созданию атмосферы секретности вокруг него. «Саакашвили делал все для создания иллюзии, что при непосредственной помощи и инвестиции США в Грузии был создан мощный стратегический секретный объект военного назначения, который, разумеется, служил нейтрализации агрессивных действий правительства России. Именно поэтому он назвал эту стандартную лабораторию именем сенатора Лугара и назначил руководителем бывшего шефа разведки Анну Жвания», — говорит директор Института стратегии управления, в прошлом глава аппарата президента и правительства Грузии Петре Мамрадзе. Отметим, что факт размещения основной лаборатории и хранилища штаммов в районе армейского аэродрома также вызывал у наблюдателей подозрения в исключительно военном характере этого проекта.

Некоторые грузинские политики осудили открытие в стране подобного объекта. «Лаборатории по исследованию инфекций и вирусов есть в больших государствах. Они всегда работали над созданием бактериологического оружия, хотя это запрещает резолюция ООН. Несмотря на это, такие лаборатории все равно тайно существуют в разных странах. Мне непонятно, какая необходимость была строить подобную лабораторию в такой маленькой стране, как Грузия. Грузии не нужны ни атомные электростанции, ни бактериологические лаборатории подозрительного и непонятного назначения», — заявил тогда лидер Партии зеленых Георгий Гачечиладзе.

В течение более двух лет, с марта 2011 до мая 2013 г., Лаборатория Лугара имела самостоятельный юридический статус и была тесно связана с Армейским исследовательским институтом им. Уолтера Рида (США), причем в американской военной периодике она упоминалась в качестве «иностранного исследовательского подразделения». Наиболее подготовленные грузинские эпидемиологи и бактериологи продолжали работать в Национальном центре контроля заболеваний Министерства здравоохранения Грузии. В этот период деятельность лаборатории была окутана завесой секретности и практически не имела открытых публикаций по своей научной специализации. Такая атмосфера неизбежно порождала слухи о разработке бактериологического оружия в лаборатории, о доставке болезнетворных штаммов в Грузию со всего мира, об опытах на скоте и проч. Многие из этих слухов публиковались в грузинской прессе и вызывали международную озабоченность.

Правительство «Грузинской мечты», придя к власти, пересмотрело статус и подчинение лаборатории. Она была лишена статуса самостоятельного юридического лица и перешла в подчинение Центра контроля заболеваний и общественного здоровья, который входит в структуру Министерства здравоохранения Грузии.

Наряду с лабораторией Лугара, в грузинскую систему лабораторного надзора входят 11 лабораторий, входящих в структуру Минздрава, и еще 11 подчиненных Министерству сельского хозяйства. Они имеют первый уровень защищенности по американской классификации и расположены в региональных центрах — Телави, Озургети, Зугдиди, Поти, Амбролаури и других. В этой системе есть ещё две лаборатории второго уровня защищенности — в Кутаиси и Батуми. Существует также лаборатория третьего уровня безопасности. Лаборатория Лугара в этой системе играет центральную роль и обладает 3+ уровнем защищенности.

В лаборатории работает 90 человек, из них 20 — иностранные граждане. Заработную плату ее инженерному персоналу до сих пор платят Соединенные Штаты. Грузия со следующего года должна полностью взять на себя содержание персонала. Сохраняется и значение зарубежного грантового финансирования для осуществления научно-исследовательских проектов, поддерживаются контакты с американскими Армейским исследовательским институтом им. Уолтера Рида.

Риски

В последнее время присутствие американского научного и военного, контингента на территории Грузии продолжает увеличиваться. Это вызывает обеспокоенность, так как создается впечатление, что Грузия выбрана в качестве полигона для проведения каких-то экспериментов. Наибольшую озабоченность вызывают проводимые исследования с возбудителями различных инфекционных заболеваний, человека, животных и растений. Фактически США за пределами своей территории получают возможность проводить опасные опыты без риска заражения своих граждан. Насколько такие исследования контролируются с точки зрения безопасности для грузинского населения — вопрос открытый.

В условиях информационной войны очень сложно отделить объективную информацию от дезинформации. Тем не менее, увеличивающиеся количество американских бактериологических центров на Кавказе и в Грузии прежде всего резко повышает риск выхода опасных вирусов за их пределы, причем первыми под ударом окажется именно население Грузии. Как это ни цинично, но с учетом практического менталитета американцев даже при таком трагическом развитии событий они получат уникальные данные по особенностям распространения инфекционных заболеваний на конкретной территории на конкретном генофонде.

Не разделяет этих опасений директор Национального центра контроля заболеваний Амиран Гамкрелидзе, который утверждает, что деятельность лаборатории в настоящий момент полностью открыта, только из России были направлены три делегации, которые могли познакомиться с ее работой. Гамкрелидзе предлагает рассматривать лабораторию как инструмент биологической безопасности страны и важный научный институт, благодаря которому Грузия сохраняет и увеличивает компетенции в сфере здравоохранения и биотехнологий.

С аргументацией Гамкрелидзе в определенной степени нельзя не согласиться. Однако, нельзя не учитывать и тот факт, что чем больше создается экспериментальных микробиологических лабораторий, тем больше вероятность внутри лабораторного заражения сотрудников с дальнейшим распространением заболевания за пределы лаборатории. Если это произойдет с такими возбудителями, как чума, различные патогенные вирусы, последствия такого сценария не предсказуемы. Для маленькой Грузии последствия могут быть катастрофическими. Анализ последних катастроф различного генеза свидетельствует в пользу того, что огромную роль в них играет «человеческий фактор». Например, недавняя рассылка из американской лаборатории в различные лаборатории мира якобы вакцинных спор сибиреязвенного микроба, которые в действительности оказались спорами патогенного штамма, связана с, якобы, ошибкой сотрудника. Знаменитые письма со спорами сибирской язвы, которые имеют американское происхождение, подтверждает, что при всех условиях соблюдения режима безопасности вынос опасного материала за пределы экспериментальных лабораторий возможен. Насколько гарантировано от таких ошибок грузинское население? В научной литературе имеются данные по заражению сотрудников лабораторий в США такими опасными заболеваниями как сальмонеллез, туляремия, чума, вирус Эбола и другими. Все это подтверждает, что расширение числа бактериологических лабораторий, ведущих исследования с опасными возбудителями, повышает возможность возникновения эпидемических осложнений на нашей территории.

Более того, нужно признать, что наследие первых лет работы Лаборатории Лугара, как и обстоятельства ее создания, продолжают влиять на то, как этот проект воспринимается и в самой Грузии, и за ее пределами. В ходе обсуждения на конференции прозвучал аргумент, что могут открыться самые неожиданные и неприятные факты, касающиеся прошлого лаборатории как американского военного объекта, в течение длительного времени находившегося вне контроля грузинских властей.

Судя по всему никто не собирается отвечать на вопрос о том, какие конкретно бактерии и вирусы изучались и изучаются в этих центрах. Возможно, что в них ведется работа по созданию гибридных микроорганизмов, против которых человечество еще не разработало мер профилактики и лечения. В случае их распространения Грузия станет первым полигоном для изучения их действия на человека. Причем США получит уникальные данные по возможным переносчикам микробов, скорости распространения инфекции, проценту заражения и смертности и т. д. Это безусловно позволит американцам изучить и разработать меры защиты против возбудителей неизвестных бактерий. Граждане США при этих событиях будут выведены из- под удара, а мы?

Мы видим как в Западной прессе периодически поднимают вопросы о научной этике и личной ответственности исследователя за проведения тех или иных бактериологических экспериментов. Однако представители грузинской общественности как-то не очень спешат поднимать такие «скользкие» вопросы перед американским руководством бактериологических центров. В то же время научная общественность Грузии обеспокоена тем, что многие исследования в этих центрах ведутся в закрытом режиме. Это не позволяет оценивать режим безопасности проводимых работ и степень угрозы распространения возбудителей инфекционных заболеваний.

Следует упомянуть еще об одном аспекте деятельности американского центра. Как, известно, в 2011 — 2012 гг. Госдепартамент США назвал Грузию «страной транзита наркотиков». Именно на грузинской территории были изъяты три тонны жидкого героина, так называемых «слез Аллаха», принадлежащие Талибану. Конечный пункт доставки наркотиков находился в Албании, на территории, которую контролировала местная криминальная группировка «Четака» Хашима Тачи. Таким образом Грузия оказалась связующим звеном между афганскими и албанскими криминальными группировками и логично ожидать, что их «кооперация» состоялась не без участия наших отечественных криминальных лидеров. Поэтому существуют небезосновательные подозрения, что в 2011 — 2013 гг., когда Центр подчинялся тогдашнему руководству МВД Грузии, он использовался как звено в цепи выработки жидкого героина.

Задача противодействия распространению химического и бактериологического оружия не теряет своей актуальности. «Исламское государство» использовало химическое оружие в ходе боевых действий, и не оставляет попытки пополнить его запасы. По некоторым данным, оно также имеет компоненты биологического оружия (корь и сибирская язва). Как известно, эти компоненты разрабатывал Саддам Хусейн и исламистам они достались по наследству. Все мы знаем, что руководители Халифата объявили о созданий двух своих подразделений в нашем регионе — «Кавказского» и «Гурджистанского» вилайетов. В ближайшем будущем они планируют основать дополнительно три вилайета — два в центральной части Российской Федерации и ещё один — «Хорасанский» — в Центральной Азии. Недавно в северном Вазиристане (Пакистане) был оформлен договор между Талибами и руководством ИГИЛ и они объявили себя стратегическими партнёрами. Исламисты передали Талибам компоненты чумы и последние использовали их в нескольких провинциях не только против военных, но и против мирного населения.

Это очевидно затрагивает интересы США, но также и России. Во время терактов 1999 и 2001 годов был использован рицин, изготовленный на территории Грузии Аль-Каедой. У этой террористической организации в Кавказском регионе была хорошо организованная резидентура. Конкретно Грузией занимался Абу Хамси, а в целом кавказской резидентурой руководили такие известные террористы, как Аль-Хатаби и Абуль—Валид. В 1998 году поступила информация, что исламские радикальные группировки на Северном Кавказе, особенно группировка Ахмеда Хаттаби, преследовали конкретную цель — пытались завладеть реагентами биологического и химического оружия. Аль-Каида, которая активно действовала не только на северном, но и на южном Кавказе, имела доступ к реагентам химического оружия, а также пыталась создать грязное радиологическое оружие.

Важен и международный контекст. Крупнейшая на Кавказе и в средней Азии бактериологическая лаборатория находится на территории Грузии и является объектом, построенным США за счет средств из бюджета оборонного ведомства этой страны — Пентагона. В тридцати километрах от столицы Грузии расположилась российская военная база, скромно именующая себя Республикой Южная Осетия. С недавних пор США и Россия решили заморозить свои отношения, всё чаще используя все более и более раскрепощенную, в своих взаимных озабоченностях, риторику. Четвёртое, в тысяче километрах на севере от Грузии тлеет военный конфликт в восточной Украине, а в тысяче километрах на юге разгорается пламя мировой исламской революции при активном участии тех же супердержав. Следовательно, Грузия должна проявлять максимальную осторожность, а главное открытость в имплементации программ и проектов, которые могут вызвать настороженность (или дать повод для настороженности) одной из супердержав.

Вопрос состоит в том, достаточен ли уровень международного сотрудничества и международного доверия в регионе и за его пределами, чтобы, во-первых, надежно обезопасить лабораторию от попыток террористов завладеть штаммами, а во-вторых, эффективно противостоять террористической угрозе?

Мировой опыт

История использования патогенных бактерий против других государств или против своих противников уходит в века. Поэтому в отношении применения смертоносных бактерий в качестве бактериологического оружия (БО) у человечества накоплен богатый опыт. Из относительно недавнего времени, пожалуй, наиболее жестокие опыты по смертельному заражению людей бактериями чумы, сибирской язвы, холеры, брюшного тифа и различных вирусов были проведены японскими военными в годы II мировой войны (отряд 731). Только по приблизительным данным, в этих экспериментах было убито около 10000 человек различных национальностей (китайцы, монголы, русские и др.)

Учитывая накопленный печальный опыт, в 1972 г. большинство стран подписывает международную Конвенцию по запрещению разработки биологического оружия, которая регламентирует работу с патогенными микроорганизмами и вводит ограничения на разработки БО. Тем не менее, уже после введения Конвенции существуют факты использования БО в биотеррористических целях. Иллюстрацией этому являются многочисленные примеры. Так, имеются сведения об использовании спор сибиреязвенного микроба в Зимбабве и ЮАР в целях борьбы со своими политическими противниками. «Странная» эпидемия — лихорадка Денге — произошла на Кубе в 1981г., причем она была вызвана штаммами, ранее никогда не встречающимися в этом регионе. В 1993 г. Члены японской религиозной секты Аум Синрике распылили жидкую суспензию спор возбудителя сибирской язвы близ Токио. Сравнительно недавно ряд биотеррористических актов были проведены в США. Наиболее показательными являются рассылка, как утверждается по ошибке сотрудника, в конвертах спор патогенного штамма сибиреязвенного микроба (как было установлено американского происхождения) и заражение салатов в штате Орегон бактериями Salmonella typhimurium. Причем последняя длительное время скрывалась от американской общественности под предлогом того, чтобы не показать пример достаточно простого использования патогенных бактерий для заражения людей. Приведенные примеры показывают, что, несмотря на строгий режим работы с патогенами в бактериологических лабораториях, находятся сотрудники, которые в корыстных или политических целях способны вынести агенты БО за пределы режимных учреждений. Логично предположить, что при увеличении количества бактериологических центров вероятность нахождения такой «пятой колоны» возрастает.

Нельзя не учитывать еще один аспект имеющихся в настоящее время биорисков, а именно, возможность внутрилабораторного заражения экспериментаторов высоко патогенными микроорганизмами. Анализ последних катастроф различного генеза свидетельствует в пользу того, что огромную роль в них играет «человеческий фактор». Так, в 2004 г. в бактериологической лаборатории Бостона (США) произошло заражение 3-х сотрудников туляремией. В 2009 г. в одном из микробиологических центров в Австралии исследователь заразился лихорадкой Денге. В литературе описаны случаи заражения в лабораториях Европы, России и США наиболее смертоносным вирусом Эбола. По данным СМИ, наиболее частые внутрилабораторные заражения в бактериологических центрах США с летальным исходом связаны с такими бактериями, как Salmonella и Francisella tularensis. Все вышеперечисленное демонстрирует, что преднамеренный (биотерроризм) или случайный (внутрилабораторное заражение) вынос инфекционных агентов за пределы лаборатории возможен.

Поэтому в последние годы в США для уменьшения риска распространения лабораторных инфекций проводится политика концентрирования патогенных микроорганизмов в ограниченном количестве национальных центров. Одним из них является национальная бактериологическая лаборатория в Галвестоне (штат Техас), введенная в эксплуатацию в 2008 г. и оснащенная 4-мя уровнями защиты. В центре собраны и сконцентрированы обширные коллекции штаммов различных патогенов, включая штаммы из других стран. Таким способом США решает проблему ограничения количества разрозненных и многочисленных местных коллекций штаммов и создает условия для работы микробиологов и вирусологов из различных лабораторий страны в едином бактериологическом Галвестонском центре. Причем оборудование и наивысшие средства защиты (3-4 уровень защиты) позволяют проводить работы с широким кругом микроорганизмов: вирусами птичьего гриппа, геморрагических лихорадок, вирусами Эбола и Марбурга, оспы, гепатитов, клещевых энцефалитов и бактериями — возбудителями чумы, туляремии, сапа и мелиоидоза, сибирской язвы. Большинство из этих микроорганизмов входит в список БО и целью создания Галвестонского центра является, с одной стороны, локализация наиболее патогенных микроорганизмов в достаточно изолированном месте и, с другой стороны, значительное повышение мер безопасности при работе с такими инфекционными агентами. Тем не менее, несмотря на наивысший уровень биобезопасности, в 2013 г. в одной из лабораторий центра пропала пробирка с мало изученным патогенным для человека вирусом.

Мало кто обращает внимание на то, что политика США в отношении ведения бактериологических работ внутри своей страны существенно отличается от политики курируемых ими бактериологических центров за пределами США, в частности, в третьих странах и республиках бывшего СССР (Грузия, Украина, Казахстан, Азербайджан). В частности, на территории этих республик открыты и продолжают строиться лаборатории, имеющие доступ к работе с патогенными микроорганизмами. Следовательно, США за пределами своей территории получает уникальную возможность проводить опасные опыты без риска заражения своих граждан. Насколько такие исследования контролируются с точки зрения безопасности для местного населения — вопрос открытый. Раньше, во времена СССР все наиболее опасные бактериологические работы были сконцентрированы в крайне ограниченном количестве лабораторий (преимущественно входящими с противочумную систему СССР) и централизованно контролировались. Сейчас количество таких лабораторий постоянно растет, а судя по некоторым открытым публикациям, расширяется и спектр изучаемых микробов. При этом исследования в этих лабораториях переведены на международные правила безопасности при работе с ПБА. В то же время анализ публикаций по количеству внутрилабораторных заражений сотрудников показывает, что зарубежный опыт работы с ПБА, согласно этим правилам, уступает по уровню безопасности советским правилам по безопасности работы с возбудителями ООИ.

Заключение

Надо отдать должное правящей коалиции «Грузинская мечта»: за последние годы ее правительства приложили много усилий к тому, чтобы снять озабоченности по поводу лаборатории Лугара, существующие в Грузии и за ее пределами. Однако были ли эти усилия исчерпывающими?

Чего же больше — угроз или позитива от лаборатории Лугара, еще предстоит выяснить. Центр глобальных исследований считает тему открытой, но не исчерпанной. Участники выдвинули несколько соображений и рекомендаций, в частности:

Эта тема должна быть развита, должны подключиться журналисты, умеющие профессионально освещать подобные вопросы, а также неправительственные организации. Каждый вопрос должен быть задан и получен ответ. Сегодняшняя встреча должна стать началом обсуждения. Даже в неправительственном секторе слишком много вопросов по отношению к этой лаборатории и на повестке дня должен встать воопрос встречи и обсуждения, насколько это опасно для нашей страны и населения, или же эта лаборатория несет какой-то позитив.

Информации самих западных СМИ не дают повода для спокойствия. Различные «потерянные», «забытые» или внезапно активировавшиеся вирусы, эксперименты на Окинаве или в Гватемале, которые уже стали публичны, внушают серьезную обеспокоенность. Президент США Билл Клинтон даже был вынужден принести извинения за подобные эксперименты, но людям, преднамеренно зараженным ради испытания пенициллина или других лекарств это ничем не поможет. Подобные признания следуют через десятки лет и вряд ли кому понравится рассчитывать на них взамен на сегодняшние инвестиции. Достаточно защищена сегодня лаборатория Лугара? Насколько велико участие в ее работе военнослужащих США, и каков характер их участия? Что и как исследуют в лаборатории американские ученые и военные? Общественность об этом не информирована, а примеры аналогичных лабораторий, в том числе самих США внушают тревогу.

Осознавая сложный контекст геополитической напряженности, возможность усиления роли различных акторов на Кавказе, а также чрезмерные увлечения субъектов гибридными (в том числе информационными) войнами и предвосхищая дальнейшие возможные и невозможные озабоченности самим фактом существования подобной лаборатории в Грузии, следует рассмотреть возможность о придании Исследовательскому центру общественного здоровья им. Ричарда Лугара статуса международной лаборатории, где наряду с грузинскими специалистами бок о бок работали бы ученые из России, США, ЕС и других стран региона.

Компетентные органы должны заинтересоваться, что происходило в лаборатории Лугара в 2011-2013 г.г. В 2011 году Госдеп США сделал заявление о том что через Грузию происходит транзит наркотиков, а в 2013 году спецслужбы обнаружили до трех тонн жидкого героина. Не исключено, что лаборатория использовалась именно в этих целях. Сегодня лаборатория находится в подчинении гражданских служб, но мы до сих пор не знаем, что там происходило до ее передачи под контроль министерства здравоохранения.

Исследовательский центр общественного здоровья им. Ричарда Лугара должен регулярно публиковать отчеты обо всех исследованиях, которые проводятся там, что поможет объективно оценить пользу или вред, причиненные подобной деятельностью.

Грузия могла бы выступить на международной арене с инициативой о расширении сотрудничества по предотвращению угроз эпидемий и эпизоотий. Такое сотрудничество должно осуществляться на многосторонней основе, возможно, в рамках одной из действующих под эгидой ООН международных организаций, и в условиях полной транспарентности.

См. также Текст доклада на грузинском.


Источник:  Центр глобальных исследований
Автор:  Центр глобальных исследований

На предыдущую страницу

Все новости проекта