Кавказское сотрудничество

 
Отрицание, встраивание, постепенное забвение: государственные стратегии по отношению к советскому в Грузии, Армении и Азербайджане 29.06.2017

Отрицание, встраивание, постепенное забвение: государственные стратегии по отношению к советскому в Грузии, Армении и Азербайджане

Отношение каждого постсоветского кавказского государства к общему прошлому можно было бы описать словами, вынесенными в заглавие, но реальность видится сложнее. Грузинское отрицание, армянское встраивание и азербайджанское забвение обозначают лишь магистральные и, что гораздо важнее, публичные тренды государственных политик, которые, во-первых, компенсируются общественными, во-вторых, не являются статичными, а меняются под влиянием конъюнктуры, в-третьих, конечно, не описывают всего многообразия процессов государственного и национального строительства, идущих в странах Южного Кавказа и включающего про- и антисоветские нарративы.

Для ответа на очень общий исследовательский вопрос «как государство использует советское и как советское влияет на государство?» я предлагаю методологию, выросшую из проекта «25 лет без СССР», который был придуман для журнала «Коммерсантъ.Власть» [1]. Ниже все три казуса я сравню по следующим параметрам:

1)    Численность русских как государствообразующего народа СССР.

2)    Язык: сколько государственных языков, какой статус у русского языка?

3)    Длина институциональной традиции: какому государству суверенная постсоветская республика провозглашает преемственность?

4)    Государственные символы: воспроизводятся ли полностью или частично советские образы, награды и паттерны в официальных символах? Сохранились ли государственные праздники советского времени? Музейное дело: как представлен советский период истории в государственных исторических музеях, есть ли музеи советской оккупации?

5)    Используются ли советские управленческие практики?


1.

По отношению к сравнению переписей, прежде всего, необходимо сделать оговорку. Очевидно, что сравнивать страны с изменившимися территориями сами с собой некорректно: Грузия со времён последней союзной переписи 1989 года лишилась Абхазии и Южной Осетии, Азербайджан – Нагорного Карабаха и нескольких прилегающих районов. Однако, мы оставляем этнический фактор для анализа, как минимум, чтобы верифицировать вывод о том, что фактор наличия русской диаспоры больше не влияет на национальное и государственное строительство.

В Армении согласно переписи 2011 года [2] 0,39 % проживающих людей назвали себя русскими. Это первое по численности меньшинство более чем в 13 000 человек из 3 млн. 019 тысяч населения страны. После распада СССР (перепись 1989 года) численность русских сократилась ровно в 4 раза. В Азербайджане [3] русские (1,3 %) составляют третью по численности общину после азербайджанцев (91,6 %) и лезгин (2 %), при этом это самая крупная община на Южном Кавказе [4], хотя её численность и упала по сравнению с 1989 годом в 3,3 раза. В Грузии число русских упало с 6,32 % в 1989 до 0,71 % (26,5 тысяч) в 2014 – падение в 9 раз. Русские составляют третье меньшинство после азербайджанцев и армян [5]. В отношении всех русских общин Южного Кавказа можно сказать, что они успешно интегрированы в политические нации и не испытывают гонений, имевших место в 90-е, и дискомфорта, связанного с этничностью. То же во всех казусах наблюдается в отношении русских/русскоязычных туристов. Обиды, связанные с гражданством, т.е. с нацией, но не с этносом, можно встретить применительно к внешней политике. Азербайджанцы и армяне очевидным образом задают вопросы «почему Россия поддерживает нашего главного врага?» (имеется ввиду апрельское обострение 2016 года в НКР), а грузины упоминают войну 2008 года и отколовшиеся признанные Россией РА и РЮО, опять же не распространяя эти претензии на конкретно русских.

%

чел.

изменение

АзССР 1989

5,6

392 304

<3,3

Азербайджан 2009

1,3

119 300

АрмССР 1989

1,54

51 555

<4

Армения 2011

0,39

13 351

ГССР 1989

6,32

341 172

<9

Грузия 2014

0,71

26 500


2. 

Статус русского языка во всех трёх странах не определён конституционно, но Армения и Грузия, ратифицировавшие рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств, признают русский языком русского меньшинства. Кроме того, во всех трёх странах русский фактически играет роль языка межнационального общения. В Армении, в отличие от кавказских соседей, использование русского на бытовом уровне, в т.ч. русскими гражданами страны и русскоязычными туристами, не затруднено в принципе. Русский в гораздо больших объёмах присутствует в общественных локациях: в ереванском метро все надписи дублируются на русском, что невозможно представить в тбилисском или бакинском.

Поскольку в данных национальных переписей отсутствуют лингвистические аспекты я обратился к результатам социологического проекта фонда «Наследие Евразии» [6]. В рамках исследования «Русский язык в новых независимых государствах» на постсоветском пространстве изучалась самооценка гражданами ННГ уровня владения русским языком (в материалах отсутствуют Туркменистан и Узбекистан).

at1.png

В Азербайджане было зафиксировано наихудшее владение русским языком – с 23 % ответов «не знаю русский язык» страна обгоняла не только соседей, но и все постсоветские государства. 28 % знали русский свободно, что было вторым с конца показателем. Грузия и Армения с 30 и 33 %, соответственно, шли на 3 и 4 месте с конца.

at2.png

at3.png

at4.png

Грузия и Армения находились на последних местах по использованию русского в трёх пространствах: в семье, на работе и в общении с друзьями. Азербайджан был везде пятый с конца. Единственная иерархия, в которой кавказская тройка находилась на разных полюсах, представлена в таблице, показывающей отношение к статусу русского. Грузия и Азербайджан более других постсоветских стран хотели понизить или сохранить существующий низкий статус русского. Армения наоборот уступала лишь Белоруссии в желании повысить его статус. Т.е. в целом все три страны попадали в группу самого слабого распространения русского (с примкнувшими к ним Литвой и Таджикистаном). При этом Армению статус кво не устраивал сильнее.

at5.png


3.

Азербайджан и Грузия провозглашают преемственность демократическим республикам, возникшим в мае 1918 года в процессе распада Российской империи, и игнорируют советский период. Азербайджан и Армения восстановили государственные символы первых республик. Только Армения включает советский период в официальный список форм государства, считая Армянскую ССР – второй, а постсоветскую Армению – третьей республикой. Грузия жёстко исключает Грузинскую ССР из описания собственно грузинской государственности. К примеру, в ролике Нацбанка об истории денег в 1921 году банкноты и монеты заканчиваются, возникая лишь в 1995 [7] – судя по видеоряду, между ними в Грузии денег не было. Азербайджан также провозглашает преемственность второй республике. Официоз подчёркивает, что АДР является первым светским демократическим государством исламского мира, а также первым мусульманским государством, где женщины имели избирательные права – это наследие Азербайджан несет как некий идеальный образ.


4.

Армения в наибольшей степени сохраняет советское символическое наследие – в отличие от Грузии и Азербайджана, сменивших пятиконечные звёзды на погонах силовиков на 7- и 8-конечные, соответственно. 8-конечная звезда заменяет собой советскую символику и на азербайджанских зданиях. Советская красная звезда, напротив, используется в рекламе – её сакральное значение, сохраняющееся в России и РБ, очевидным образом потеряно. В Армении пятиконечную звезду по-прежнему можно встретить на решётке у здания парламента и шпиле вокзала в Ереване. Все государственные символы Армянской ССР сохранены на Доме правительства.

Силовые структуры Грузии перешли на НАТОвские стандарты званий с капралами вместо младших сержантов, вице-полковниками вместо подполковников и бригадными генералами вместо генерал-майоров [8]. В азербайджанской армии звания остались прежними – советские аналоги сменились названиями на национальном языке за исключением подполковника, называемого на западный манер полковник-лейтенант [9]. В Армении и звания, и погоны (включая расположение пятиконечных звёзд) остались неизменными по сравнению с советскими [10].

at6.png

Гораздо большее значение в Азербайджане имеют памятники, посвящённые различным «зверствам армян». Главный военный мемориал в Баку совмещает сразу три эпохи: досоветскую, советскую и антисоветскую. Аллея шахидов представляет собой захоронение жертв событий 20 января 1990 года, когда советские войска подавляли волнения, и Карабахского конфликта. На одном конце аллеи – вечный огонь, на другом – памятник советскому генерал-майору танкисту Ази Асланову и рядом с ним -  памятник турецким воинам, погибшим в боях с бакинской коммуной в 1918 году. При этом памятники, связанные с Великой Отечественной войной подновляются. Их поддерживают, скорее, по традиции, нежели в связи с особым символическим значением. Хотя в количественном отношении советских военных памятников в Азербайджане значительно больше, чем в Армении и Грузии. От Астары до Балакена можно увидеть их в целом в неплохом состоянии. Отреставрированный «дом из бутылок» с портретами советских воинов в Гянже – исключение. Крайне интересный казус можно наблюдать в городе Шемахи. Орден Победа снят со стороны памятника, обращённой к дороге, но оставлен на тех двух, которые не видно. Фронт стелы содержит мозаичное изображение карты Азербайджана, нанесённое, если приглядеться, поверх барельефов, посвящённых войне.

Армянская постсоветская традиция, напротив, совмещает две войны. 9 мая имеет в стране особое значение не только в рамках общесоветского праздника, но ещё и как особо отмечаемый армянами день взятия Шуши в Нагорном Карабахе. Главный военный монумент – мать-Армения на горе в Ереване, в основании которого находится музей министерства обороны, посещение которого обязательно. Экспозиция, посвящённая Великой Отечественной и армянскому взгляду на Карабахский конфликт, – в печальном состоянии, как и монумент мать-Армения в Гюмри. В целом дискурс о войне, трагедии и жертвах в Армении – это, прежде всего, упоминания геноцида 1915 года и войны в Карабахе и лишь во вторую очередь Второй мировой войны. Год назад власти Еревана поставили памятник идеологу и военному деятелю первой республики Гарегину Нжде, в эмиграции сотрудничавшему с Третьим рейхом (в один день с ним был открыт памятник маршалу Бабаджаняну). К Нжде возводит свою идеологию правящая республиканская партия (о нем пишут диссертации историки и философы, его цитируют чиновники, изображая как отца-основателя). При этом в центре Еревана сохраняются памятники, топонимы и музеи, посвящённые военным и гражданским деятелям советской эпохи. Таким образом Армения формирует собственный национальный нарратив, включающий, как советские, так и антисоветские части.

Грузия в символическом смысле отрицает советский период. Самый известный случай борьбы с советским наследием имел место в Кутаиси, где при Михаиле Саакашвили был снесён мемориал советским воинам для строительства здания парламента. Главный мемориал страны в тбилисском районе Ваке ещё сохраняет советские скульптуры, но вечный огонь не горит. По стране можно найти советские памятники, но они имеют печальный вид. Советская символика сохраняется в доме-музее в Гори и музее боевой славы в 500 м от него. Грузия – единственная из стран Южного Кавказа, где есть музей советской оккупации. Он представляет собой абсолютно пропагандистскую экспозицию, не имеющую ничего общего с музейным делом. Несмотря на то, что в реальности это лишь один из залов национального музея, в тёмное чрево которого ведёт указующий перст нарисованного на стене молодого Сталина, в тбилисском метро на указателях прописывается именно Soviet Occupation Museum. Представители грузинских властей и НКО часто извиняющимся тоном говорят о существовании «музея», подчёркивая, что его организовывали при власти ЕНД в момент жёсткого обострения отношений с Россией. Однако музей продолжает принимать посетителей и после ухода партии Михаила Саакашвили в оппозицию.

Армянский и азербайджанский президенты несколько раз приезжали на парад 9 мая в Москву. Представить участие грузинского руководства в официальной церемонии невозможно по причине отсутствия дипотношений между нашими странами. У каждой из трёх стран в общественном сознании есть феномен поиска своих собственных национальных паттернов в общесоветской победе. В случае Грузии – это, конечно, Иосиф Сталин и Мелитон Кантария, армяне говорят о пяти высших военачальниках – этнических армянах и вспоминают танец кочари у стен Рейхстага, а в Азербайджане при обсуждении Великой Отечественной крайне популярна фраза «ну, что бы вы выиграли без бакинской нефти?» (собственно, официальная пропаганда промотирует тот же тезис). Официальные сми Азербайджана разделяют советское на три ипостаси: давление советской власти как негативный фактор в отношении национального строительства, общая трагедия Великой Отечественной и положительный образ всего, что связано с советской карьерой Гейдара Алиева («он работал в Кремле» - за рамками понимания того, кем и когда, - самая частая характеристика из уст экскурсоводов в центрах Алиева по всей стране).

Из советских государственных праздников в Грузии, Армении и Азербайджане остались 1-2 января, 8 марта и 9 мая. Две последних отмечают дни республики 28 мая, Грузия – 26. Государственный праздник Азербайджана – день национального спасения азербайджанского народа (15 июня – Гейдар Алиев в 1993 году вернулся к руководству). В некотором смысле антисоветским можно назвать день национального возрождения 17 ноября – в 1988 году в Баку проходили массовые антисоветские выступления, разогнанные войсками. В Азербайджане и Армении существуют дни независимости (18 октября и 21 сентября, соответственно). В Грузии день независимости совпадает с днём республики. Кроме того, как и в Азербайджане есть отдельный праздник, посвящённый борьбе с подавлением советскими войсками антисоветских выступлений – день национального единства 9 апреля (в честь событий в Тбилиси в 1989 году). Напрямую в Грузии говорится о советской оккупации, для чего введён специальный государственный праздник – 25 февраля (в 1921 году в этот день Красная Армия вошла в Тбилиси).

Советские

Антисоветские

Азербайджан

1-2 января, 8 марта и 9 мая.

День республики, День национального спасения азербайджанского народа, День независимости, День национального возрождения

Армения

День республики, День независимости

Грузия

День советской оккупации, День независимости, День национального единства

Таким образом все три государства инкорпорируют в официальный календарь как просоветские, так и антисоветские праздники, сохраняя двойственный паттерн отношения к советскому.


5.

В наибольшем виде советские управленческие практики повторяет Азербайджан, в наименьшем – Армения. Подчеркну, что в данном случае делаю вывод о том, что Азербайджан оказался под сильнейшим влиянием советского наследия (и – шире – собственной исторической традиции персоналистской власти). Повторением одной из важнейших практик советского управления стали создание культа личности и передача власти от отца к сыну. Конечно, она была оформлена процедурой выборов (в СССР не избирали ни формального – председателя президиума ВС, ни реального – генсека – главу государства).

Азербайджанский культ личности по моей субъективной оценке является вторым по силе на постсоветском пространстве после туркменского казуса, т.е. безусловно превосходит сакрализацию власти Эмомали Рахмона в Таджикистане (важным отличием является то, что в Азербайджане культ сложился преимущественно после смерти лидера). Кроме того, некоторые объекты культа используются гражданами и являются общественно полезными. Парки Алиева и центры его имени, похожие на современные аналоги дворцов пионеров с ленинской символикой и кружками для детей, в каждом крупном городе с однаковой экспозицией, рассказывающей о жизненном пути лидера нации. Типовые памятники – иногда по несколько штук в сотне-двух метров друг от друга в центре городов. Билборды с изображением Гейдара Алиева вдоль трасс и на въезде в населённые пункты. Изображение экс-президента как постоянное дополнение к лейблу сразу нескольких национальных телеканалов. Похожий до степени смешения с вождём мирового пролетариата памятник на горе в Балакене… Власти постсоветского Азербайджана пытались создать образ Ататюрка, но у них получился новый Ленин. Современная идеология - это симбиоз гейдаризма (трансформированного советского) и АДР, наследие которой делят между собой и власть и оппозиция, согласные в том, что главный паттерн – это независимость, т.е. антиимпериализм. Часть советского, работающая в положительном смысле, - это всё, что связано с работой Гейдара Алиева.

Советская практика в формировании официальной идеологии порождается не только формированием правящей династии (в феврале 2017 года президент, отец которого был президентом, назначил свою жену вице-президентом). Советская традиция продолжается в прямом смысле вместе с жизнью советских функционеров. «Дедушка» Рамиз Мехтиев, глава идеологического отдела ЦК Азербайджана в конце 1980-х, с 1995 года возглавляет АП.

Свободные медиа в Армении и Грузии, конкурентные выборы в обеих странах, смена власти и оппозиции легальным путём на парламентских выборах, уход глав государств после окончания конституционных полномочий, высокий уровень политического участия, свободы слова и вероисповедания, отсутствие монополии со стороны спецслужб на формирование смыслов и контроля за оппозицией, - всё это делает оба государства в полном смысле пост- – после-советскими.

В Армении сохраняется вероятность «ресоветизации» через оформление правящей партии, похожей на КПСС, глава которой является реальным главной государства, подменяющим по фактическим полномочиям президента и председателя правительства. Демократический фасад сохраняется, в т.ч. из-за необходимости Армении в рамках карабахского конфликта выглядеть более демократичной, чем Азербайджан и быть более «правильной» для западных доноров, от которых государство по-прежнему зависит. При этом в стране оформляется монополия Республиканской партии – в апреле 2018 года, когда станет ясно, уходит ли президент Саргсян или остаётся, можно будет говорить об окончательной институционализации неоКПСС или продолжении транзита. Армянские коллеги сравнивают государство со странами народной демократии: ПНР, ГДР, БНР, в которых существовала многопартийная система, но распределение мест зависело от мнения правящей партии.

Разница между Арменией и Грузией состоит в том, что во второй сформировался демократический фасад при отсутствии реального народного суверенитета. Несмотря на проведение конкурентных кампаний, критику правительства в сми, ротацию власти и оппозиции в парламенте, реальное руководство страной осуществляют лица, не наделённые полномочиями посредством выборов. В этом смысле уровень приватизации государства конкретным предпринимателем Бидзиной Иванишвили, безусловно, отличает Грузию от других постсоветских государств, ставя в один ряд с Молдавией Владимира Плахотнюка. Иначе говоря, Грузия представляет собой боковую ветвь постсоветского развития: не «ресоветизацию» политического менеджмента в Азербайджане, не его «антисоветизацию» с возможным переходом в «ресоветизацию» в Армении, а никоим образом не похожий на советскую практику госуправления случай.



[1] https://www.kommersant.ru/doc/2972009

[2] http://armstat.am/file/doc/99484933.pdf

[3] Национальные статистические службы Азербайджана и Грузии не предоставляют данных по этническому составу населения: http://www.azstat.org/MESearch/search?departament=21&lang=en http://www.geostat.ge/index.php?action=page&p_id=152&lang=eng

[4] https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/aj.html

[5] http://census.ge/en/results/census1/demo

[6] http://www.polit.ru/research/2008/04/30/demoscope329_print.html

[7] https://www.youtube.com/watch?v=R46lA49QG6Q

[8] https://m.sputnik-georgia.ru/infographics/20161102/233695162/voinskie-zvania-v-gruzii.html?mobile_return=no

[9] http://uniforma-army.ru/azerbajdzhan-armija.php

[10] https://m.ru.armeniasputnik.am/infographics/20170128/6215775/voinskie-zvaniya-v-vooruzhennyh-silah-a...


Источник:  Кавказское сотрудничество

Автор:  Алексей Токарев
Выходные данные:  Из материалов семинара «Кавказского сотрудничества» «Советское наследие и историческая политика на Южном Кавказе» (МГИМО МИД России, 27 июня 2017 г.)

На предыдущую страницу

Все новости проекта